Česky | English | По-русски

RSS

Homepage События Располагаем заказами на пять миллиардов крон

Располагаем заказами на пять миллиардов крон

Дата сообщения: 6. 3. 2015

Источник: Právo

Директор компании ŠKODA JS Мирослав Фиала сообшил газете «Право»

Какие последствия для Škody JS имела отмена тендера на достройку атомных блоков в Темелине?

Для работы с этим потенциальным заказом и для разработки оферты нашей фирме пришлось выделить своих лучших сотрудников. Отрицательным следствием этого было то, что пять лет почти сто отличных работников с прекрасными мозгами занимались этим тендерным предложением и не могли заниматься ничем другим.

Эти игры в тендер обошлись нашей фирме на прямых затратах, приблизительно, в 250 миллионов чешских крон, затраты всего консорциума МИР 1200, членом которого мы были, разумеется, были еще намного больше. Нам также пришлось заблокировать производственные мощности на случай нашей победы в тендере. К сожалению, в случае отмены тендера, закон не обеспечивает его участникам возможность получить какую-либо компенсацию затрат. Помимо этого, отдельные претенденты вложили в тендерные предложения огромное количество ценной информации.  

Какие последствия для доверия к Чешской Республике может иметь это решение?

Несомненно, решение об отмене тендера не вызывает доверия к обстановке, в которой ведется предпринимательская деятельность в Чешской Республике, когда тендер продолжался пять лет и был, наконец, отменен по причинам, которые остались неясными для предпринимательских кругов. Если компания с высокой долей государственного участия объявила тендер, нельзя с этим играть в такие политические игры.

К сожалению, приходится также отметить, что объявлять тендеры такого масштаба, руководствуясь действующим Законом «О публичных заказах», является, сказано с небольшим преувеличением, самоубийством. Этим законом приходится руководствоваться старосте небольшого поселка, который хочет построить навес за несколько тысяч на автобусной остановке, и точно так заказчику, который объявляет тендер на заказ в размере сотен миллиардов чешских крон.

Например, неподалеку от Хотикова возле Пльзеня началось строительство большого мусоросжигательного завода для города. После продолжавшейся длительное время подготовительной процедуры, когда фирма Plzeňská teplárenská, в качестве инвестора, получила все необходимые разрешения, началось строительство. После того, как было инвестировано 1,5 миллиарда чешских крон, активисты нашли юристов и подали иск в суд, который строительство остановил. Однако, Пльзень в мусоросжигательном заводе нуждается, а подход государственных учреждений является просто трагедией. Мне вспоминается английское выражение NIMBY  («never in my back yard»), которое выражает ситуацию, когда все согласны с общественно полезными проектами, но никто не хочет, чтобы они реализовались у него на дворе. Закон  «О публичных заказах» дал этим оппонентам чрезвычайную силу. Поставщики, инженеры, проектировщики и, главным образом, обычные граждане, все те, кто заинтересован в завершении строительства, образно говоря, уничтожаются особями, организованными в подобные группы, которым помогают плохие законы.

Готовы ли вы принять участие в новом тендере в случае, если он будет объявлен?

Наша фирма работает в области атомной энергетики почти 60 лет. Конечно, все заказы, которые будут связаны с ядерной энергией, будут нас интересовать. Трудно сказать, в каком качестве мы бы в этом участвовали, но если нечто такое в Чешской Республике произойдет, то не только наша фирма, но и вся чешская энергетическая промышленность обязательно будет в этом заинтересована.

Как Вы оцениваете позицию государства по вопросу поддержки чешских промышленных предприятий?

В поддержке чешской промышленности должно быть заинтересовано и государство. Мы являемся промышленной страной и Правительство должно это осознать.

Заявления, что «мы не можем отдавать предпочтение чешской промышленности», мне представляются как нерачительное хозяйствование. Если я, например, буду крестьянином и у меня дома будет стоять трактор с плугом, а мне понадобится вспахать поле, то, по этой логике, я должен оставить свою технику ржаветь в сарае и пригласить кого-то, кто эти работы для меня проведет на своем тракторе и своим плугом, и еще ему за это хорошо заплатить.

Каков был хозяйственный результат Škody JS за прошлый год, какие у вас перспективы на этот год?

Результаты за 2014 год будут известны в течение апреля. Могу сказать, что выручка достигнет уровня 3 миллиардов чешских крон, а прибыль от основной деятельности будет порядка 100 миллионов чешских крон. По сравнению с 2013 годом, результат будет немного меньше по нескольким причинам. Во-первых, сказались последствия отмены тендера в Темелине. Во-вторых, атомная энергетика имеет большую инерцию, она еще в прошлом году реагировала на катастрофу в японской Фукушиме, поэтому во всем мире объем заказов был меньшим. Тем не менее, в течение последних 10 лет мы всегда были в прибыли и результаты 2014 года продолжат эту традицию.

Как Вы воспринимаете поддержку экспорта чешских фирм со стороны государства?

В последнее время у меня создается впечатление, что для государственных учреждений не являлась бы проблемой поддержка заказов, реализуемых на правильной стороне мира, то есть на Западе. Однако, для экспорта в эти страны вам не требуется специальная поддержка государства.

Напротив, эта поддержка требуется для экспорта в страны на другой стороне мира. Наша фирма имеет крупные заказы и большие перспективы на Украине, где нашим важным заказчиком является национальная атомная энергогенерирующая компания «Энергоатом». В текущем году мы предполагали заключить с этой фирмой несколько контрактов стоимостью 1 миллиард чешских крон.

Вплоть до начала политической нестабильности наш экспорт на Украину поддерживал Чешский экспортный банк и EGAP формой кредитов для заказчика (покупателя), который постепенно возвращал одолженные финансовые средства через свой банк. В течение последних пяти лет «Энергоатом» всегда погасил свои задолженности перед Чешским экспортным банком. Это фирма, которая генерирует и продает электроэнергию, что означает, что деньги у нее есть и всегда будут.

Однако, в настоящее время Украина оценивается как нестабильное государство и поддержка экспорта была прекращена. Но без этой поддержки мы не подпишем заказы, так как в данный момент у «Энергоатома» нет такого количества денег, чтобы он мог нам заплатить сразу миллиард чешских крон. Нам не следует смотреть на Украину как на целое, нужно сосредоточить внимание на субъектах, которые нам интересны с точки зрения предпринимательской деятельности и могут дать работу нашим фирмам. Например, у нас на заказах для Украины работает более 250 человек.

Идут разговоры о том, что нам нужно Украину поддерживать. При этом, в нашем случае, речь идет о поддержке атомной энергетики Украины, где в эксплуатации находятся 15 блоков мощностью по 1000 МВт, то есть 7,5 Темелинов, которые необходимо держать в эксплуатации. Мы являемся единственной фирмой, которая в настоящее время способна обеспечить такие поставки оборудования и услуг. Я слышал, что мы будем посылать на Украину пуленепробиваемые жилеты, но эти люди там в этих пуленепробиваемых жилетах зимой без электричества замерзнут.

Можете ли Вы озвучить новые заказы, которые удалось получить Вашей компании?

Мы получили очень важный проект стоимостью 1 миллиард чешских крон в Венгрии. В период 2015-2019 годов проведем модернизацию систем управления и безопасности атомной электростанции Пакш. В текущем году будет осуществляться подготовка проекта, потом придет очередь фазы реализации. Она будет проводиться подобно нашему крупному проекту для чешской компании ČEZ на атомной электростанции Дукованы. Там на всех четырех блоках мы проводим реконструкцию систем управления «под ключ». В Дукованах и в Пакше нашим важным партнером является, например, еще одна чешская фирма ZAT.

Проект будет завершен в следующем году, то есть через 16 лет после его начала. Проект длится так долго потому, что реконструкция проводится на эксплуатируемой электростанции без необходимости дополнительных остановок. Просто, при каждой перегрузке ядерного топлива, удаляется часть старой системы и заменяется новой системой.

В Пакше речь идет не об общей замене системы, а лишь о замене некоторых ее частей. Упрощенно говоря, старые системы управления будут заменяться новыми цифровыми. Объем работ для венгерской стороны будет меньшим, чем комплексная замена, которую мы проводим для компании ČEZ.

Но ČEZ инвестировал немалую сумму, главным образом, для того, чтобы значительно повысил безопасность эксплуатации и я считаю, что это было одним из условий, чтобы в последующем можно было продлить срок эксплуатации АЭС Дукованы.

Какой срок службы, по Вашему мнению, после инвестиций ČEZ будет теперь у электростанции Дукованы?

Не знаю, это зависит от решения Государственного управления по ядерной безопасности, но я лично убежден, что Дукованы можно совершенно безопасно эксплуатировать еще 20 лет.

Думаете ли Вы, что может произойти пересмотр договора Венгрии и России о достройке двух блоков на электростанции Пакш?

Я исхожу из того, что существует действующий договор между «Росатомом» и венгерской стороной. У меня создается впечатление, что Венгрия решила вести независимую энергетическую политику. Думаю, что на это имеет право каждое государство и я это понимаю.

Влияние Европейского союза на эту область энергетики как раз нельзя назвать положительным. Верю лишь в то, что Чешская Республика найдет в себе достаточно сил, чтобы решить некоторые энергетические вопросы самой, как суверенному государству.

Как Вы оцениваете энергетическую политику в Чешской Республике?

Государствам бы не следовало поддаваться победам различных политических партий, и в особенности Зеленых. Все источники энергии, которые называют возобновляемыми, зависят от солнечного света и от того, дует ли ветер. Эсли этого не случится, возникнет проблема. По моему мнению, необходимо выбрать пристойную комбинацию источников электроэнергии, и в этой комбинации обязательно должны преобладать стабильные источники энергии. Выгодой атомных энергоблоков, кроме генерирования электроэнергии без оглядки на погоду, является то, что их производство и мощность можно регулировать.

Что касается атомной энергетики, речь идет также и о том, что мировые запасы урана имеют такой энергетический потенциал, что не использовать этот источник мне представляется чрезвычайно несчастным решением. Строящиеся в наше время реакторы с водой под давлением находятся на высоком техническом уровне и обеспечивают максимальную безопасность в эксплуатации.

Как Вы оцениваете сотрудничество с владельцем Вашей фирмы, российской группой ОМЗ?

В средствах массовой информации появились статьи, в которых говорится, что всем российским капиталом в этой стране плохо управляют и со временем он будет несостоятельным. Это не так, не все российские владельцы относятся к своим фирмам как к пасынкам. ŠKODA JS является таким примером.

ОМЗ наш бизнес поддерживает, включая инвестиции, требующиеся для развития предприятия, и никогда на нас не оказывалось давление в духе того, что для нас это будет невыгодно. Напротив, нам активно помогают при контактах, например, с «Росатомом», при привлечении дополнительного производства в области нефтехимии и газовой промышленности.

В какие главные области Вы осуществляете поставки?

Сотрудничаем с ключевыми игроками атомной энергетики, наши торговые партнеры и проекты, на которых мы сотрудничаем, находятся, разумеется, в Чешской Республике, в Словакии, в Венгрии на Украине, также в Болгарии, России, во Франции, Финляндии, Германии, США и сейчас мы стремимся получить важный заказ в Великобритании.

Хотелось бы подчеркнуть, что благодаря нами полученным проектам, мы обеспечиваем работой и сотрудников фирм, которые осуществляют для нас субпоставки.

Например, на достройке третьего и четвертого блоков атомной электростанции в Моховцах в Словакии с нами сотрудничали и многие крупные поставщики из Чешской Республики, например, Sigma, Vítkovice, Chemcomex,  ZAT Příbram и прочие.


ŠKODA JS

Компания ведет предпринимательскую деятельность в трех областях.

Первой является инвестиционный инжиниринг, в рамках которого фирма поставляет на атомные электростанции системы «под ключ», начиная от проектной документации и заканчивая сборкой у заказчика и вводом систем в эксплуатацию. Примером может служить ключевая роль в словацких Моховцах при достройке третьего и четвертого энергоблоков, при модернизации Темелина и замене системы управления в Дукованах и на венгерской электростанции Пакш.

Второй областью являются поставки сервисной деятельности для атомных электростанций находящихся в эксплуатации. В настоящее время компания является поставщиком сервисной деятельности «под ключ» для компании ČEZ на всех ее шести ядерных островах. Сейчас ŠKODA JS старается расширить эту деятельность и за рубежом, прежде всего на области, где находятся в эксплуатации энергоблоки типа ВВЭР.

Третьим краеугольным камнем является производство, сосредоточенное в двух цехах. Это производство легких точных изделий, которые связаны с регулированием и управлением реакторами, и реакторный цех тяжелого машиностроения. В нем изготавливаются и собираются внутренние части реакторов, здесь идет производство контейнеров для отработанного ядерного топлива. Эту область деятельности компания планирует в будущем интенсивно развивать.

Долю отдельных видов деятельности в результатах фирмы можно выразить следующим образом: производство 30%, сервис 20%, инжиниринг 50%.

Количество сотрудников компании стабилизировалось на 1100, что из нее делает ключевого работодателя в регионе с высококвалифицированной рабочей силой.