Česky | English | По-русски

RSS

Homepage События Деньги для Темелина улетели в окно

Деньги для Темелина улетели в окно

Дата сообщения: 30. 6. 2015

Источник: Lidové noviny (LN)

Процедура Темелинского тендера длилась почти что пять лет и его участники должны были вложить в разработку своих тендерных предложений сотни миллионов чешских крон. "Принятием решения об отмене тендера эти деньги были обесценены»," подчеркнул директор пльзеньского предприятия Škoda JS Мирослав Фиала. В интервью для LN он выражает предостережения по поводу повторения ошибок и от причинения вреда не только отдельным фирмам, но и собственно Чешской Республике.

LN - Компания Škoda JS объединяла чешские фирмы в рамках консорциума МИР.1200, который принимал участие в темелинском тендере. В то время говорилось о том, что строительство новых блоков АЭС "Темелин" поможет сохранить чешское ядерное ноу-хау. Тендер в прошлом году был отменен, угрожает ли отечественной ядерной промышленности потеря ноу-хау?

Чешские компании свои способности в области производства и инжиниринга сохранили,  благодаря проекту строительства третьего и четвертого блоков АЭС "Моховце". В строительстве принимает участие и компания Škoda JS, которая привлекает множество чешских субпоставщиков. Если бы наше предложение для АЭС "Темелин" было успешным, наши специалисты плавно перешли бы с одного большого проекта на АЭС "Моховце" на другой крупный проект  - на АЭС "Темелин". Это не случится. Появится проблема, так как сохранить коллектив первоклассных специалистов - задача непростая. Если у людей не будет работы, они начнут ее искать. Возможно, что и в другой области.

LN - Согласно недавно утвержденной энергетической концепции новые блоки АЭС должны быть построены лишь в тридцатых годах текущего века. Это для вас уже поздно?

Над чешской ядерной промышленностью, несомненно, нависла угроза. Не хочу сказать, что чешская промышленность зависит лишь от тех запланированных блоков, т.е. одного в Дукованах и одного в Темелине. Чешские компании, естественно, стараются обеспечить свое участие и в других проектах зарубежом. Однако мы убеждены, что участие чешских компаний должно быть приоритетом при принятии решения о том, каким образом будет выбран поставщик новых отечественных блоков. Было бы грешно не воспользоваться потенциалом, который здесь имеется.

LN - Все чаще звучат скептические голоса, говорящие о том, что в Европе нереально завершить строительство какого-либо блока. Строительство всех объектов удорожается, сроки строительства срываются. С огромной задержкой идет строительство АЭС "Фламанвиль" или "Олкиллуото".

Это вопрос стратегического подхода. Человечество будет всегда нуждаться в электрической энергии, по моему мнению, со временем все больше. Угольные запасы в Чехии и во всей Европе весьма ограничены. Строить угольные АЭС уже сегодня практически нельзя, из-за огромного давления  на защиту окружающей среды. Я убежден, что необходимо добиться разумного сочетания энергетических источников. Это не означает, что 90 % энергии будет производиться на солнечных и ветряных электростанциях. Атомная энергия имеет перспективу, хотя и не настолько большую, как первоначально предполагалось. Ошибкой является то, что существует мнение о том, что на строительство АЭС следует смотреть подобным образом, как на инвестицию, например, в токарный станок, которая должна иметь очень быструю окупаемость. В данном подходе отсутствует стратегический аспект.

LN - АЭС не должна приносить прибыль?

Естественно, должна. Вопросом является, должна ли эта прибыль проявиться настолько быстро, как считают некоторые аналитики.

Необходимо определить разумный период, на протяжении которого АЭС будет отрабатывать деньги, потраченные на ее строительство.

LN - Это может занять десятки лет?

Я думаю, что разумный срок окупаемости составлет около пятнадцати лет.

LN - Если подтвердится, что ČEZ объявит новый тендер на строительство новых блоков АЭС "Темелин" и "Дукованы", вы будете в нем участвовать?

Несомненно, для компании Škodа JS  это шанс, так же как и для других чешских фирм. Мы готовы воспользоваться данным шансом. Очень важно будет найти подходящий способ финансирования стройки. Отмененный темелинский тендер длился почти пять лет и его участникам, как американской компании "Вестингхаус", так и чешско-российскому консорциуму МИР.1200  пришлось вложить в подготовку предложений огромные средства. Решение об отмене тендера абсолютно обесценило данные средства. Множество денег было потрачено зря.

LN - Во сколько тендер обошелся вашей фирме?

Могу говорить лишь от нашей компании. Нас пять лет этих игр стоило 250 млн. крон. Это лишь прямой финансовый ущерб. Представьте, что у Вас есть пакет с 250 млн. чешских крон, Вы подойдете к окну, откроете его и выбросите деньги. Но это еще не все. Лучшие наши люди, как в области инжиниринга, коммерции или менеджмента, были привлечены к разработке предложения для АЭС "Темелина", для того, чтобы наше предложение было как можно более качественным. Пять лет люди посвятили работе над этим проектом и не могли заниматься поиском новых заказов. Однако о силе нашей компании свидетельствует то, что несмотря на все сказанное, последствия для нашей фирмы не были настолько фатальными. У нас есть достаточно солидный запас заказов на несколько лет.

LN - Опасаетесь ли Вы, что подобным образом может быть отменен и следующий тендер?

Каждая компания, конечно же, стремится получать положительные экономические результаты. То есть, будем смотреть, предоставит ли Чешская Республика какую-либо гарантию, что тендер не будет вестись несколько лет, а после этого будет отменен. Способ, каким был отменен предыдущий тендер, повредил не только участников, но и Чешскую Республику как таковую. Когда фирма выходит в определенную предпринимательскую среду, она хочет быть уверенной в том, что кто-то одним росчерком пера не повредит многолетнюю работу компании. А именно это и случилось в данном случае.

LN - Если бы чешское государство предоставило необходимые гарантии и если бы вы приняли решение участвовать в следующем тендере, вы снова бы сотрудничали с Россией? Или с кем-то другим?

Сложно сказать. Зависит от того, как бы тендер был объявлен. Компания Škoda JS не может самостоятельно предлагать базовый проект. Это должна сделать компания, которая владеет соответствующим ноу-хау. Мы будем максимально стремиться, чтобы добиться как можно большей уверенности в нашем участии. Это означает, что мы можем быть субпоставщиком той фирмы, которая выиграет тендер.

LN - У компании российский владелец. Вероятность, что вы снова бы сотрудничали с российской компанией, достаточно высокая, не так ли?

Это нельзя сказать однозначно. Российская технология реакторов ВВЭР чешским компаниям наиболее близка, так как по принципу данной технологии для ядерной части АЄС в Чешской Республике был разработан технический проект, по которому в Чехии и Словакии были построены все существующие блоки АЭС.

Соответствующим ноу-хау владеет российская группа «Росатом». Нашим стопроцентным владельцем является иная российская компания, а именно российская группа ОМЗ.

LN - Две российские фирмы не пойдут друг на друга...

Друг на друга, несомненно, нет. Мы будем искать возможности для сотрудничества со всеми компаниями, которые будут в тендере предлагать данную технологию - в качестве потенциального субпоставщика. Естественно, это подлежит утверждению акционером. Это абсолютно стандартный порядок во всех фирмах, с любым акционером. В этом смысле мы располагаем опытом на китайском рынке, где мы стандартно обеспечиваем поставки для французской компании "Арева". Это не проблема, несмотря на то, что у "Росатома" есть также существенный интерес на китайском рынке. Такая же ситуация и в Финляндии.

LN - Ходят разговоры о том, что группа ОМЗ могла бы продать вашу компанию именно "Росатому". Готовится ли что-либо подобное?

Об этом мне ничего не известно. А так как я являюсь председателем правления, одновременно выполняющим полномочия генерального директора, я убежден, что о таких намерениях мне было бы известно. Поэтому я позволю себе назвать данные разговоры лишь беспочвенными спекуляциями.

LN - В рамках группы ОМЗ работает также компания "Ижорские заводы", которая имеет подобную производственную программу, как у вас. Наверно, русские будут отдавать предпочтение этой фирме?

Зависит от того,  о какой территории говорим. Абсолютно ясно, что в ходе строительства новых АЭС на своей территории Россия, несомненно, воспользуется своим потенциалом. Мы, естественно, также хотим работать на российском рынке, но скорее будем направлять наши предложения компании "Росэнергоатом", которая является эксплуататором российских АЭС. Мы  можем предлагать оборудование для монтажа, демонтажа, или сервисные услуги. Что касается проектов "Росатома" в других странах, мы видим возможности для наших субпоставок в Венгрии, Финляндии и Турции. Может быть выгодой и разделение работы - реактор  это не только корпус и крышка, но содержит и множество других устройств.

LN - Вы упоминали поставки для французской компании "Арева". Компания имеет большие экономические проблемы, именно ее проекты строительства реактора EPR существенно удорожаются, сроки строительства срываются. Минимально часть бизнеса «Аревы», вероятно, перейдет к иной французской компании, EDF.  Может ли это повлиять на ваш бизнес?

Наша фирма работает как с фирмой "Арева", так и с EDF. Если бы произошла определенная трансформация, на нашу позицию по отношению к французским фирмам это не повлияло бы. Например, мы сейчас ведем переговоры с "Арева" насчет поставок внутрикорпусных устройств реактора для британской АЭС "Хинкли Пойтн". Мы также работаем над интересным заказом для EDF – поставляем для французской АЭС "Фламанвиль" специфическое оборудование, предназначенное для выгрузки топлива из реактора. Речь идет о ноу-хау нашей компании.

LN - Насколько большая часть вашего бизнеса предназначена для зарубежного рынка?

Приблизительно пятьдесят процентов общей выручки, которая составляет от трех до пяти млрд. чешских крон в год. Наши поставки за рубеж достаточно диверсифицированы, мы не зависим от одного заказчика.

LN - Насколько мне известно, ваш российский владелец хочет, чтобы Škoda JS вышла на нефтехимический рынок и производила оборудование для нефтеперерабатывающих заводов. Это связано с тем, что на атомном рынке ваш владелец не видит достаточный потенциал?

Составной частью нашей стратегии является то, мы хотим стоять на двух ногах. То есть не надеяться только на атомную энергетику, в которой с учетом актуальной ситуации в энергетики Европы нет достаточного количества шансов. Поэтому мы обращаем свое внимание и на область химии, нефтехимии и газовую область. Мы занимаемся не только инжинирингом, но и производством. В недалеком прошлом у нас был заказ в рамках крупного проекта в Республике Коми. Мы построили "под ключ" завод по переработке природного газа.

LN - Вернемся к проекту, который Вы назвали очень важным для чешской атомной промышленности - проект достройки АЭС "Моховце". И данный проект имеет большие проекты с существенным ростом затрат и срывом сроков.

Я не могу говорить об оценке причин срыва сроков строительства. Однако я могу сказать, что компания Škoda JS выполняет все обязательства, возложенные на нее согласно договору. Ни в коем случае причины срыва сроков не связаны с нами. Уже более года мы ведем переговоры с компанией Slovenské elektrárně – фактически с итальянцами, так как мажоритарную долю в данной словацкой компании имеет итальянская компания Enel. Уже в прошлом году осенью наше участие в проекте достройки АЭС "Моховце" было расширено, ныне мы ведем переговоры о том, что позиция компании Škodа JS могла быть еще укреплена, вплоть до участия в общей координации и управлении проекта до момента готовности к пуску.

LN - Фактически, вы бы стали генеральным поставщиком?

Роль генерального поставщика выполняет сама для себя компания Slovenské elektrárny, компания намерена для себя данную позицию сохранить. Однако одновременно они заинтересованы в том, чтобы передать нам часть своих задач, т.е. именно комплектацию всех работ, подготовку к пуско-наладке и непосредственно пуско-наладку. Поэтому мы говорим о роли генерального координатора. Однако пока еще идут переговоры.

LN - Что Вы думаете о планах завода по производству ядерного топлива, который был бы построен в Чехии? Возможность данного решения взвешивало министерство промышленности, ранее также говорили о том, что такой завод мог бы быть построен в объекте компании Škodа JS.

Такие планы были в то время, когда консорциум МИР.1200 предлагал для компании ČEZ два темелинских реактора. Я думаю, что реальными данные планы могли бы стать в случае, когда и другие реакторы в Чехии строились бы по российской технологии ВВЭР. Это логично - в качестве партнера для строительства такого завода предполагалась российская компания «ТВЭЛ» из группы «Росатом». Между прочим, лишь интересный факт - мы также производим некоторые компоненты ядерного топлива. Это так называемые неядерные части, элементы чехла тепловыделяющей сборки. В течение длительного времени мы поставляем данную продукцию для американской компании "Вестингхаус". Мы вынуждены работать глобально, а не концентрироваться лишь на каком-то узком сегменте атомной энергетики.

LN - Когда Вы говорите о сложной ситуации в энергетике, с точки зрения вашей фирмы ситуация не кажется вам настолько черной?  

Конечно же, нет. По-прежнему наш штат составляет тысячу сто человек, причем речь идет о высококвалифицированных специалистах. Средний возраст в компании составляет около сорока лет. Мы по-прежнему располагаем сильным потенциалом для получения новых заказов на рынке и таким образом, потенциалом для дальнейшего роста.

Вся трудовая деятельность прошла в Шкоде * Мирослав Фиала  (69) окончил  машиностроительный и электротехнический институт в г. Пльзень. На пльзеньский завод пришел работать в  1968  года – когда  чехословацкая  атомная энергетика  проходит периодом  большого размаха, строится первая атомная электростанция  в Ясловских Богуницах.   В начале своей трудовой карьеры Мирослав Фиала занимался подготовкой  проектной документацией для новых атомных блоков.  *На предприятии Škodа проработал всю свою жизнь, занимал различные  должности  и принял личное участие в строительстве  всех чехословацких атомных электростанций.  С 2006  годя является генеральным директором  и председателем правления компании Škodа JS (аббревиатура означает Атомное машиностроение).