Česky | English | По-русски

RSS

Homepage События В Словакии мы учимся ликвидировать атомные электростанции

В Словакии мы учимся ликвидировать атомные электростанции

Дата сообщения: 4. 4. 2016

Источник: E15

Российский «Росатом» начинает поиск поставщиков для строительства финской АЭС Hanhikivi. У чешских фирм есть серьезный шанс принять участие в строительстве, при условии, что поставки будут сопровождаться предложением по финансированию. «Это связано с глобальной ситуацией вокруг России, «Росатом» говорит, что если поставщик принесет качество, технические гарантии, ноу-хау, и ко всему еще и финансирование, то имеет шансы на хорошую позицию в тендере. Мы думаем, что именно в таком направлении нужно идти к заказам», - говорит Йозеф Перлик, генеральный директор Škoda JS

В половине марта вы расширили область работ в проекте сооружения АЭС «Моховце», когда был подписан контракт на экспертную поддержку строительства неядерной части АЭС. С каких пор фирма специализируется и на оборудовании вне ядерного острова АЭС?

Мы уже два года работаем над тем, чтобы лучше освоить неядерную часть электростанции. Поэтому мы искали людей, которые дополнили бы наш коллектив. Сегодня компания хорошо укомплектована персоналом и для работы на втором контуре АЭС.

Лишь только из-за АЭС «Моховце», или еще и из-за других заказов?

В первую очередь из-за АЭС «Моховце», но мы надеемся и на возможность заключения других сделок. Мы ведем соответствующие переговоры. Нас интересуют проекты «Росатома» в Финляндии, Венгрии, Турции, потенциально в Иордании, хотя здесь еще рано говорить о чем-либо конкретном. Все эти электростанции имеют второй контур, поэтому если мы расширим свои компетенции и на второй контур, то мы получим конкурентное преимущество в переговорах о данных заказах.

Наиболее активно идут работы по подготовке к строительству финской АЭС Hanhikivi. Насколько реальна ситуация, что Росатом привлечет вас в качестве своего поставщика?

До года должно быть ясно, удастся ли нам войти в подрядную цепочку «Росатома». Мы начали базовые переговоры с «Росатомом» в начале февраля. «Росатом» уже объявляет первые тендеры на выбор поставщиков. Мы из них выбираем те, которые для нас приемлемы и в которых нам есть что предложить и уже работаем над первыми предложениями.

Какие области для вас могут быть интересны?

Несомненно, мы хотели бы участвовать в поставках системы контроля и управления или ключевых компонентов для ядерного острова. Поставки крупных комплектов для ядерного острова, по всей видимости, нам получить не удастся, так как это «Росатом» хочет оставить в своих компетенциях. Возможно, мы можем претендовать на долевые поставки оборудования для второго контура.

Зачем «Росатому» нужны большие сторонние поставщики, если он умеет электростанцию построить самостоятельно?

Да, «Росатом» умеет построить АЭС самостоятельно, но в игру включаются и другие факторы. Например, финансирование. Из-за глобальной ситуации около России «Росатом» говорит, что если поставщик принесет качество, технические гарантии, ноу-хау, и ко всему еще и финансирование, то имеет шансы на хорошую позицию в тендере. Мы думаем, что именно в таком направлении нужно идти к заказам.

Ваши предложения будут предусматривать и финансирование?

Однозначно. Мы ведем переговоры с Чешским экспортным банком и Чешской гарантийной и экспортной компанией (EGAP). Люди из EGAP уже вели переговоры с «Росатом» на достаточно высоком уровне. Это может представлять серьезный шанс не только для нас, но и для всей чешской промышленности. Если бы  Чешский экспортный банк, EGAP и коммерческие банки поддержали бы участие чешских компаний, то шансы получить заказы были бы достаточно высокими. В прошлом году на встрече с представителями чешских компаний «Росатом» это подтвердил.

На венгерской АЭС «Пакш», где должны строиться два блока, может быть применена данная модель?  

Да, но там нужно проявить терпеливость. Там есть еще проблемы, связанные с тем, как Венгрия весь проект организовала и подписала. Европейской Комиссии это не нравится. Я верю, что проект снова будет запущен в работу. Правда, венгры шли своим путем, с другой стороны, некоторые представления Европейской Комиссии о том, как следует действовать в таких тендерах, не являются оптимальными, поэтому венгерский путь однозначно правильный. Нужно его поддержать сейчас и поддерживать в дальнейшем.

В качестве потенциального рынка вы уже ранее выбрали Украину, но сейчас встретились с обвинением в коррупции. Как данное обвинение осложняет вашу ситуацию на украинском рынке?

Хоть это делом и называется, но ни о какой коррупции речь не шла. Медленно, но верно это начинают понимать все заинтересованные стороны, и мы не видим каких-либо серьезных последствий для нашего бизнеса.

Это не оказало влияние на сотрудничество с эксплуататором украинских АЭС, компанией «Энергоатом»?  

Вообще никакое, так как и «Энергоатом» знает о том, что это искусственно сфабрикованное дело. «Энергоатому» хорошо известно о том, какие договора мы подписали, что является предметом договоров. Поэтому «Энергоатом» по-прежнему относится к нам как к серьезной фирме, которой мы и являемся.

Есть ли на Украине перспектива новых заказов?

Да, ведем переговоры о поставках ключевого оборудования, в частности, приводов реактора, стеллажей уплотненного хранения, т.е. отдельных компонентов ядерного острова. Ведем переговоры о поставках для Чернобыльской АЭС, где в настоящее время идет модернизация укрытия, защищающего поврежденную электростанцию. Мы также ведем переговоры о поставках контейнеров для транспортировки отработанного топлива.

Повлиял ли на вас российско-украинский кризис?

Особо нет. К счастью, нас там воспринимают как чешскую фирму, несмотря на российского акционера. Единственная проблема, которая с этим связана, это геополитическое восприятие всей ситуации. Речь идет о проблемах с финансированием экспорта на Украину. Нам очень жаль, что абсолютно не обращается внимание на то, что наш заказчик - это одна из немногочисленных фирм, которая работает нормально и не должна нам ни одно евро.

Вы являетесь главным поставщиком сервисных работ и технического обслуживания для чешских АЭС. Компания ČEZ после проблем со сварными швами заявила о том, что изменит способ выполнения данных работ. Вы уже получили от компании ČEZ уточнения на счет того, что именно у себя и своих поставщиков вы должны изменить?

В сотрудничестве с компанией ČEZ мы отреагировали на ситуацию путем оперативного вмешательства в организацию работ, намеченных до конца 2016 года, на которые мы подписали контракт. Более подробное задание мы ожидаем получить перед тендером на выполнение сервисных работ в 2017 г. Тендер уже объявлен, мы являемся единственным квалифицированным поставщиком. В рамках тендерной документации будет видно, насколько сильно ČEZ хочет изменить подрядную модель и принцип работы.  

В чем заключаются изменения для 2016 года?

В частности, коммуникация с ČEZ, мы акцептировали тот факт, что некоторые работы, которые выполняла компания Tediko (рентгеновский контроль сварных соединений), перешли непосредственно к компании ČEZ. Мы оказываем активную поддержку с целью уменьшения негативных последствий для заказчика. Ничего более в данный момент сделать не представляется возможным.

Вы уже ранее аргументировали тем, что когда вы нанимали компанию Tediko, компания располагала всеми необходимыми сертификатами, ее некачественную работу было невозможно обнаружить. Вы сделали какие-то выводы из данной ситуации?

Мы компанию Tediko не нанимали, мы переняли данную компанию как субъект, который в течение длительного времени входил в подрядную цепочку. Контроль был интенсивным и в соответствии со всеми критериями проведения контроля. Но таким контролем на уровне аудита лишь с трудом можно обнаружить какие-то целенаправленные действия. Сегодня, естественно, мы анализируем поставщиков более глубоко. С другой стороны, в тех условиях, как были организованы работы, мы по сути не имели возможность разоблачить ситуацию около фирмы Tedikо.

В Германии начнут выводить из эксплуатации АЭС. Готовитесь ли вы к выходу на рынок работ по выводу из эксплуатации и ликвидации старых АЭС?  

Вывод из эксплуатации и ликвидация одна из возможностей на рынке, и в данной области мы хорошо ориентируемся. Мы начинаем работать в данной области в Словакии, где на АЭС Ясловские Богунице проходит целый ряд тендеров. Мы регулярно принимаем в них участие, хотя нам до сих пор не удалось в них победить. Но ключевой тендер, которым является тендер на демонтаж оборудования первого контура, еще впереди. То есть мы пока учимся на ходу.

Когда может быть объявлен тендер?

Это может быть уже в этом году.

Германия вас интересует?

Немецкий рынок нас очень интересует, но для выхода на данный рынок нужны референции или стратегический партнер, который будет обладать данными референциями. Пока в области вывода из эксплуатации мы не располагаем ни тем, ни другим. Но по времени получается так, что необходимые референции мы могли бы получить в Словакии.

В Германии потом могло бы быть много работы.

Могло. Но с другой стороны, Германия это страна, которая умеет беречь работу для собственных фирм. Ясно, что Германия не будет располагать достаточными мощностями для ликвидации АЭС. Вопросом является, не защитит ли она свой рынок тем, что сдвинет график выполнения работ. Сильным игроком является немецкая компания EWN, которая участвует и в тендере в Словакии. Данная компания является одной из лучших в данной области. Но ликвидация не является технически настолько сложным процессом, чтобы и другие фирмы не могли необходимое ноу-хау быстро освоить и соперничать в ходе получения заказов. То есть я ожидаю большую конкуренцию со стороны немецких компаний.

Каковы результаты хозяйственной деятельности компании Škoda JS за прошлый год?  

Мы еще не прошли финансовый аудит, но уже сейчас я могу сказать, что подтвердилась тенденция роста, наметившаяся в последние два года. Выручка, прибыль и объем новых заказов увеличиваются. Я верю, что тенденция роста сохранится и в текущем году.