Чешское участие в новых АЭС важно

30. 6. 2020

(Euro) Говорим ли мы о чешском участии в строительстве, говорим и о чешском участии в эксплуатации и техническом обслуживании новых энергоблоков, и данная статья является немалой, говорит Франтишек Крчек, генеральный директор
ŠKODA JS a.s.

František Krček

Актуальное состояние подготовки к строительству нового энергоблока в Чехии, по мнению Франтишка Крчка, генерального директора ŠKODA JS a.s., уже не о том, строить или нет, а как строить и на каких условиях.

В ваших референциях видна ориентация на реакторы российского дизайна, обозначаемые как ВВЭР. Претенденты на строительство нового энергоблока будет предлагать различные типы реакторов. Не будете ли вы своей односторонней направленностью на российский дизайн в тендере дискриминированы?

С одной стороны верно, что наиболее большой опыт работы у нас именно с реакторами типа ВВЭР-440 и ВВЭР-1000, но ни в коем случае нельзя сказать, что мы компания только одного дизайна. Мы начинали с собственным реактором для электростанции А1 Ясловские Богунице, в семидесятых – девяностых годах мы сосредоточились на реакторы ВВЭР, изготовив 24 комплекта. Электростанции, на которых эксплуатируются данные реакторы, до сих пор являются нашими главными заказчиками в области инжиниринга, производства и сервиса. Кроме того, мы поставили единственный в ЧР учебный реактор VR 1 Vrabec для Чешского технического института, несерийные реакторы мы на протяжении последних лет поставляли в Австрию, Казахстан и Бельгию.

За 25 лет нашей работы в области реакторов типа PWR и BWR нам удалось создать репутацию надежного и гибкого поставщика. Например, мы поставляли внутрикорпусные устройства для реакторов типа BWR для АЭС «Форсмарк» в Швеции, гайковерт главного фланцевого соединения для фирмы GE для ЭАС «Тяньвань», для компании Westinghouse мы поставляли компоненты тепловыделяющих сборок. Для французских реакторов типа EPR для АЭС «Олкилуотто» в Финляндии и АЭС «Тайшань» в Китае мы поставили внутрикорпусные устройства реактора, ныне производим два комплекта данного оборудования для АЭС «Хинкли-Пойнт» в Великобритании. Компании Elektricite de France (EDF) мы поставили оборудование для выгрузки отработанного топлива для строящегося энергоблока № 3 АЭС «Фламанвиль» (АЭС типа EPR). Комплектное оборудование было заказчику передано в 2017 году, комплект поставки включал проект и рабочий проект оборудования, производство, монтаж на стройплощадке и ввод в эксплуатацию.

То есть вы, по сути, в состоянии сотрудничать с любым из претендентов?

Да. Я думаю, что вышеприведенный перечень проектов вне технологии ВВЭР четко демонстрирует способность ŠKODA JS a.s. активно сотрудничать и с поставщиками и инвесторами в проектах различного дизайна реактора и АЭС в целом.

Компания ŠKODA JS a.s. считается лидером чешского атомного машиностроения. Действительно ли вы сохранили данную позицию, несмотря на то, что последняя электростанция, в строительстве которой компания принимала существенное участие, была введена в эксплуатацию в 2002 году?

Недавно мы подвели результаты 2019 года, и он стал уже двадцатым годом прибыльной работы компании. Мы добились выручки от продажи продукции и услуг в объеме 4,7 млрд. чешских крон, и прибыли до налогообложения в размере 244 млн. чешских крон, подписали новые контракты в объеме 3,2 млрд. чешских крон.

Таких результатов мы бы не могли добиваться, если бы не держали шаг с развитием отрасли, с новыми требованиями, предъявляемыми к безопасности и технологиям, и не соблюдали новые требования законодательства. С учетом ограниченного объема чешского рынка мы около 70 % выручки получаем за рубежом, т.е. успешно работаем в условиях жесткой международной конкуренции. Мы сохранили производственные мощности, ноу-хау и человеческий капитал, в виде квалифицированного и мотивированного персонала. В настоящее время в ключевой мере участвуем в проекте наиболее современной АЭС, достраиваемой ныне в Моховцах. Не только там мы демонстрируем своим способности, квалификацию и потенциал.  Организованную команду, знания и опыт мы ныне предлагаем и для нового чешского проекта, причем, по моему мнению, было бы чрезвычайно недальновидно, если бы ноу-хау, полученное на строительстве АЭС «Моховце» в максимально возможной мере не было бы востребовано при строительстве нового энергоблока АЭС в ЧР.

Что ныне предлагаете потенциальным заказчикам? В каких частях жизненного цикла АЭС вы действительно сильны?

Если мы посмотрим на проект АЭС, то мы в состоянии предлагать обслуживание, услуги и поставки для всех этапов. От эскиза, локализации дизайна, управления подготовкой через производство, координацию поставок и пуск, вплоть до сервиса, модернизации и последнего этапа жизненного цикла, а именно вывода АЭС из эксплуатации. В данной области мы получили ценный опыт в рамках ныне выполняемых работ по выводу АЭС «Богунице – V1» из эксплуатации. Свой потенциал интегрировать силы и создать комплексный проект мы уже ранее продемонстрировали в качестве лидера международного консорциума в темелинском тендере, когда мы предоставили одно из двух комплектных, акцептируемых предложений.

Будет ли и в будущем атомная энергетика вашей единственной областью работы?

И в будущем мы намерены приоритетно заниматься проектами в области атомной энергетики, идеально именно на этапе подготовки, а впоследствии и строительства нового энергоблока АЭС «Дукованы», а в перспективе и на АЭС «Темелин».

Одновременно мы хотели бы в ЧР и за рубежом предлагать свой опыт, мощности и способности для проектов в области классической энергетики, интересуемся комплектными поставками «под ключ» в области классической энергетики в перспективных технологиях, таких как газовые электростанции с простым циклом (Single Cycle Power Plant) и парогазовые электростанции с комбинированным циклом (Combined Cycle Power Plant). Характер данных проектов, в особенности с точки зрения целого ряда процессов и их управления, существенно не отличается от тех, с которыми мы работаем уже более шестидесяти лет. Наша компания, кроме прочего, может воспользоваться потенциалом собственных проектировщиков, специалистов и менеджеров, которые ранее работали в компаниях, которые на классической энергетике специализировались и имеют достаточный опыт в данной области. Нашим основным бизнесом является атомная энергетика, и мы делаем все возможное для того, чтобы расширить поле работы на новые низко-эмиссионные источники энергии.

Недавно Вы отметили, что чешские компании могли бы принимать участие в строительстве нового энергоблока не менее 70 %. Можете более подробно рассказать? Почему чешское участие настолько значительно, это лишь с точки зрения потенциального поставщика строительства?

Я в этом по-прежнему убежден, возможно, я бы еще свои слова немного откорректировал, так как доля чешских фирм могла бы составить 80 %. Я напомню, что обе наши АЭС хоть и строились по советскому дизайну, но абсолютное большинство поставок и организацию строительства, координацию работ и проекта обеспечивали чешские и словацкие компании. В период с момента завершения строительства АЭС «Темелин» некоторые предприятия рынок покинули, несмотря на это, существует сильная группа чешских фирм, которые в состоянии обеспечить большинство работ и поставок. Выборочно я могу отметить: проектные способности и мощности, управление проектами и процессами, включая строительство, поставки оборудования первого контура, оборудование турбинного острова и все электротехническое оборудование, вентиляционная техника, кабельная проводка, технологии для транспортировки и хранения ядерного топлива, и естественно, все строительные работы, и еще можно продолжать перечисление.

Ко второй части Вашего вопроса. Тем, что чешские компании будут в максимальной мере участвовать в проекте, они укрепят не только свою конкурентоспособность и позицию на международном поле, но в значительной мере укрепится и чешская экономика, увеличится занятость в высококвалифицированной отрасли и не в последнюю очередь повысится привлекательность технических специальностей в техникумах и ВУЗах.

Не стоит забывать и о том, что строительством и передачей энергоблока инвестору отношения между инвестором и поставщиками не заканчиваются. В ходе эксплуатации АЭС необходима ежедневная поддержка со стороны поставщиков для обеспечения надежной и экономически выгодной эксплуатации. И здесь большая разница, идет ли речь об отечественном поставщике или поставщик находится в другом конце мира. На обеих чешских АЭС мы за последние 35 лет выполняли практически все ремонты, а также модернизации и работы по повышению безопасности и производственных мощностей, причем все силами чешской промышленности. Поэтому если мы говорим о чешском участии в строительстве, то говорим и об участии в эксплуатации и техническом обслуживании энергоблоков. А это с экономической точки зрения и с учетом срока службы АЭС является немалой статьей. Я убежден, что доступность и самодостаточность при поддержке в ходе эксплуатации новых энергоблоков и в интересах инвестора.

Считаете ли Вы, что Чешская Республика действительно нуждается в новых энергоблоках АЭС?

Если бы выбирал, что ситуация, в которой в связи с заболеванием COVID-19 мы находимся последние несколько месяцев, принесла положительного, так это то, что в список наиболее употребляемых слов вышло слово самодостаточность. А если мы действительно об этом думаем искренне и серьезно, так в области энергетической самодостаточности, при сохранении всех требований по снижению CO2 для Чешской Республики нет иного пути, чем строительство нового ядерного источника с максимальным участием чешских компаний.

Euro, Властимил Полиачик

Loading...